mail  map  print  new   РУС/ ENG          
логин   пароль     зарегистрироваться

БИБЛИОТЕКА

 

Поиск
 

Подписаться на новости
E-mail  
Баннер Полит.ру

Баннер Со-Общение

ПРОЕКТ «НОВОРОССИЙСК БЕЗ БЮРОКРАТИИ». Н.Н. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ

Я убежден, что каждый из нас пришел к социальным технологиям своим путем - из рекламы, консалтинга и т.д. Меня подвигла несколько лет назад на поход в эту область одна мысль. Я видел, как гигантское количество энергии, человеческой, организационной, а также финансовых, идеологических ресурсов тратится на избирательных кампаниях, по моему мнению, вхолостую. Выборы прошли, и огромное количество энергии утилизировались социумом с минимальным КПД. Мне очень хотелось этот большой потенциал использовать несколько дольше. Как говорил наш общий коллега Тарасов, смысл всякой деятельности лежит за её пределами.

Я подошел к собственной модели. Не скажу, что она уникальна, но, тем не менее, расскажу о ней и о том, что делается сегодня моей командой у себя дома. Подход мой заключается в следующем. Мы, постоянно мониторя достаточно большую территорию Краснодарского края и сопредельных республик, регулярно отмечаем малейшие изменения, отклонения в мыслях, оценках и настроениях людей. Соответственно, некие тенденции нам становятся иногда виднее, чем политикам, журналистам, и на основании их мы начали сами без заказчика создавать социально значимые проекты. На следующем этапе я решаю техническую задачу по поиску заказчика, мы сводим всё вместе и реализуем эти проекты. В формате такого режима я работаю последние несколько лет. Всё что придумывается, делается не по заказу. Мне-то заказ известен - сделать так, чтобы завтра было лучше, чем сегодня. Но здесь очень широкие рамки, которые позволяют мне делать практически все, что захочу. В связи с этим, последнее время я занимаюсь исключительно социальными технологиями. Даже СМИ я представляюсь как социальный технолог, а не как политконсультант или специалист по политическому PR. Журналисты наши уже привыкли к этому и только так меня и называют.

В чем прелесть социальных технологий? С моей точки зрения, это позитивный источник в существующем социуме, который является ценностью сам по себе и не требует дополнительной энергии для того, чтобы люди к нему шли, черпали из него и питались им. Сложность заключается только в создании этого источника, а потом процесс переключается в автоматический режим. Это то, о чем говорил Алексей Петрович, когда упоминал об ответственности, о чем говорил Григорий, что хороший социальный проект работает в автономном режиме. Это, кстати, важный критерий оценки. Качественный проект живет, а искусственный умирает, как только заканчивается материальная или властная подпитка.

В качестве площадки мы выбрали Новороссийск. Это специфический город, в котором есть всё, большие деньги, южная ментальность, продвинутая элита, а также наши личные дружеские отношения с руководством города. Мы сначала все проекты опробуем там, а потом запускаем на другие территории.

Очередной проект, презентация которого будет через неделю, имеет рабочее название «Новороссийск без бюрократии». За него глава города уже получил премию от Союза журналистов России. Суть этого проекта в следующем. В городе существует порядка 480 организаций всех форм собственности, от частных до государственных, которые пьют кровь граждан, начиная, наверное, от -9 месяцев от рождения и заканчивая несколькими годами после смерти человека. Получается такой социальный вампиризм. Я имею в виду все возможные конторы, конторки, организации, учреждения, от самых малых до таких больших, как прокуратура, нотариат. Они заставляют граждан вступать с ними во взаимоотношения, определенные различными регламентами, законами и т.д. По нашим оценкам, людей очень напрягает не столько сама процедура, скажем, замена паспорта, а то что это окружает: кто это делает, где, в какие приемные часы, какие документы необходимы и т.д. Вы все проходили сотни таких процедур и прекрасно себе представляете, какими изощренными бывают чиновники в их усложнении, чтобы создавать потом искусственные пути их же сокращения за дополнительное вознаграждение.

Определенная социальная депрессия от всевластия чиновничества будет нами нивелирована следующим способом. Мы детально переписали все 480 организаций, начиная от фотографий фасадов, схем этажей, расценок, количества стульев и освещения, до места на карте, парковки и т.д. Мы переписали все 100% функций, которые они выполняют. К примеру, паспортно-визовый стол выполняет огромное количество функций, детский сад – пять, не больше. Мы алгоритмизировали все эти функции, собрали все необходимые документы. Затем мы взяли эталонный пакет документов для грамотного прохождения всех процедур, все квитанции, заявления, бумаги, справки и т.д., перевели в цифровой формат и выставили на сервер. Этот ресурс находится в свободном доступе.

На сервере вы можете мгновенно получить информацию по любой функции, куда надо идти, в какой кабинет, в какое время, с какими документами (тут же приложены образцы заявлений и бланков, которые можно скачать, описание типичных ошибок при заполнении), кто исполнитель данной функции, куда можно пожаловаться в случае ее неисполнения в законные сроки, и что этим людям за это будет и т.д. У нас получилось порядка нескольких десятков тысяч функций.

Для тех граждан, у которых нет доступа в Интернет, мы организовали в городе 30 пунктов социального доступа к сети, где люди могут совершенно бесплатно зайти на этот ресурс и получить информацию, необходимую для быстрого и эффективного решения любого вопроса.

Этот проект мы его делали полгода. В этот процесс было привлечено огромное количество людей, которые ходили в каждую контору несколько раз. Первый раз уведомляли о будущей переписи, второй - все переписывали, фотографировали, документировали, третий раз приносили готовый макет начальнику для корректировки и утверждения.

По нашим оценкам реализация этого проекта намного сократит социальное унижение населения. Потому что определенные законом процедуры можно оспаривать в суде. Чиновничий беспредел или организацию искусственных процессов по вымоганию денег у граждан он решает в принципе. Поэтому мы и дали проекту название «борьба с бюрократией», а не с бюрократами. Мы боремся не с людьми, а с процессами.

На наше удивление те, от кого мы ждали сопротивления, например, прокуратура, ФСБ, нам помогали. Служащие паспортного стола были рады этому проекту, потому что их постоянно мучили вопросами, требованиями разъяснений по всем процедурам. Сопротивлялись те, кто на этом кормились, например, нотариат, служба участковых милиционеров и т.д. Они имитировали собственную деятельность и зарабатывали на незнании гражданина правил прохождения процедур.

Таких проектов порядка десяти. Они запускаются последовательно в Новороссийске. Этот проект начинается через неделю. Что касается нагрузки политической, для того чтобы это было интересно большим начальникам, мы инициатором проекта сделали «Единую Россию». Они узнали об этом, когда проект был запущен, и очень обрадовались. Проект заинтересовал краевые структуры, и теперь к нам выстраиваются очереди желающих с деньгами и ресурсами клонировать его на других территориях.

Этот проект, конечно, полезный. Он трудоемкий по созданию, но на поддержание информации и его модерирование требуется мизерное количество ресурсов, денег.

Не важно как применять подобного рода технологии, допустим, к выборам или еще к чему-либо, проект всё равно останется, и люди будут им пользоваться. Полезную нагрузку нацепить проще. Тем более что тема борьбы с бюрократией – это один из флагов, который в Кремле еще наполовину зачехлен. Они будут серьезно доставать его, по моим оценкам, где-то в марте месяце, а мы это сделали раньше.

Участник сессии: Как сам Ткачев относится к этому проекту?

Н.Н. Петропавловский: Когда мы начали проект, он сказал, что мы этого не сделаем, это невозможно. Но, конечно, отношение в целом было позитивное. Все коллеги сомневались, что это физически возможно сделать, все переписать, алгоритмизировать и выставить на сервер. Не сомневались 3 человека: я, моя жена и мой коллега.

Участник сессии: Сейчас проект становится коммерческим?

Н.Н. Петропавловский: Он коммерческий был изначально.

Участник сессии: Я имею в виду не то, что заказчик платит за проект. Поддержание сайта – хорошая возможность для зарабатывания денег.

Н.Н. Петропавловский: Я понял вопрос. Я передал все права на сайт, всю документацию администрации Новороссийска, это теперь их задача. Я не хочу на этом зарабатывать. Поддержание сайта – дело очень хлопотное. Мы думали об этом, но для этого мне придется жить наполовину в Новороссийске, что в мои планы не входило.

Участник сессии: Я вижу достаточно слабое место этого проекта в следующем. Очень хорошо, когда территория интернетизирована, и у каждой бабушки стоит в прихожей компьютер, с помощью которого она может по мере надобности заходить на ваш ресурс.Соответственно, первый момент – доступ к информации через интернет удобен, но не масштабен с точки зрения охвата населения. Второй момент следующий. Если все 480 организаций поставили вам свои стандарты, то, я думаю, они уже до пуска проекта устарели где-то на 7%. А по истечении месяца устареют еще на 15%. Как это будет поддерживаться?

Н.Н. Петропавловский: Отвечаю по первой части. Здесь присутствует простой математический расчет. На сегодняшний день пользователями сети Интернет в Новороссийске является до 23% населения. В сравнении с остальными СМИ это наиболее востребованное средство информации. Ни одна газета, ни один телеканал не могут похвастаться такой аудиторией. Предполагается дальнейший рост пользования Интернетом.

Проект планируется на достаточно длительный срок, и мы рано или поздно придем к тому, что он станет общим инструментом. Я говорил про 30 пунктов социального доступа в Интернет. Они уже сейчас запущенны. В ближайшее время планируется открыть порядка 70 подобных пунктов.

Участник сессии: А кто финансирует это?

Н.Н. Петропавловский: Финансирует администрация города.

Участник сессии: То есть они дублируют сами себя?Администрация сама поддерживает ресурс, который борется с тем, что ее чиновники не выполняют свои должностные обязанности.

Н.Н. Петропавловский: Это нормальная ситуация, когда чиновники не выполняют должностные обязанности.

Участник сессии: Не все из этих без малого 500 городских учреждений подчиняются городской администрации, поэтому этот проект имеет право на жизнь.

Н.Н. Петропавловский: То, что касается устарения информации, то, по нашей оценке, в среднем оно происходит довольно медленно. Во всяком случае, меньше тех процентов, которые вы назвали. Существует постоянно действующий коллектив, который поддерживает проект. Они с минимальной задержкой получают новую информацию. Часть организаций оказалась заинтересована в этом ресурсе, как средстве решения их проблем. И они еще замучают поправками и добавлениями. Инструмент неидеален, но это прецедент такого отношения к этим функциям.

Муниципальных структур небольшое количество, но федеральных структур очень много. Например, прокуратура не является муниципальной структурой, также как и суды, военкоматы, агентства по недвижимости и т.д.

Более сложных процедур, чем в юстиции, не существует теоретически. Или, например, в паспортно-визовой службе, которая раньше была в милиции, а сейчас это отдельное федеральное агентство. Допустим, процедура получения иностранным гражданином разрешения на работу требует 42 дня и огромный пакет документов. Мы спросили, проходил ли это хоть кто-то, они честно ответили, что нет. У нас есть масса бредовых процедур. Мы их просто достали, очистили, технологизировали и выставили на сайт. Более того, мы сравнивали процедуры в разных муниципальных образованиях. Ядро на 80 % совпадает. Законы же у нас федеральные. Отличается место, начальник, время приема и т.д. Поэтому мы клонируем проект и по подходу, и частично по контенту.

Участник сессии: По вашей оценке, сколько времени должно пройти с момента презентации проекта, что бы можно было сказать, что он работает, и оценить его успешность? Когда какие-то реальные итоги будут?

Н.Н. Петропавловский: Итоги будем подводить разными методами: при помощи анализа посещаемости ресурса, а также серии мониторинговых исследований.

Участник сессии: Когда вы начнете опрашивать?

Н.Н. Петропавловский: В декабре.

Участник сессии: То есть вы считаете, что за месяц уже будет результат?

Н.Н. Петропавловский: Да. Информация настолько востребована.

Участник сессии: Можете назвать себестоимость организации проекта для такого города, как Новороссийск, чтобы можно было пересчитать ее на другие муниципальные образования? Порядок затрат хотя бы.

Н.Н. Петропавловский: Процедура сбора информации очень сложная в организационном смысле. Мы прошли несколько такого рода проектов. На выполнение надо до 3 миллионов рублей. Это затраты города. Это официальный заказ, с официальным договором.

Участник сессии: Поскольку на 80-90% информация действительно похожа, вы не собираетесь этот продукт продавать?

Н.Н. Петропавловский: Собираемся в том числе.

Участник сессии: Правильно ли я понимаю, что вы помогаете заказчику в лице мэра ставить новые цели, вскрываете противоречия? Вы противоречия вскрыли, поставили задачу и только приступаете к ее разрешению?

Н.Н. Петропавловский: Самое сложное было убедить мэра, что это реально востребовано. Знаете, что послужило последней каплей? Нехороший повод, но всё же, - смерть отца мэра. Он жил в другом городе, и мэр поехал туда его хоронить. Там его местные чиновники измордовали настолько, что, вернувшись, он сразу же дал разрешение на старт проекта.

Участник сессии: Какие технологии и знания вы применяете, когда работаете с сознанием мэра?

Н.Н. Петропавловский: Убеждение. Изменение убеждения.

Участник сессии: Совесть должна быть у руководителя.

Н.Н. Петропавловский: Не совесть – выгода.

Участник сессии: Одна некоммерческая структурапроводит рейтингование юридических организаций, насколько они клиентоориентированы. Но у нее не хватает базы, рейтинг не автоматизирован. Мы в свое время пытались создать портал «Безопасность» в Свердловской области. Для того чтобы сделать то же самое, но применительно к службам безопасности: МВД, прокуратура и т.д. Правительство области, получив от Юридической академии такой проект, сказала, что это невозможно и в принципе глупо.

Н.Н. Петропавловский: Я вернусь в самое начало. В рамках этого муниципального образования реализуется очень много проектов. Я рассказал всего лишь о небольшой части. На самом деле все проекты взаимосвязаны. Глобальный проект называется «Электронный город». То, о чем я говорил, является притягательным для всех жителей города без исключения. Это интересно и полезно, а мы берем свои дивиденды. И власть берет свои дивиденды. Все дело в гармоничном сочетании интересов.

Участник сессии: Подразумевает ли реализация этого проекта такой этап, как формирование новых привычек у горожан? Некоторые уже подсели, как на наркотик, на хождения по всевозможным учреждениям, заполнение анкет и даже на три копейки или коробку конфет в качестве взятки.

Н.Н. Петропавловский: У этого проекта существует огромное количество субпроектов. Один из них называется «Вертикальные коммуникации в новороссийской семье». На сегодняшний день у большинства жителей старшего возрастного поколения есть убеждение, что Интернет нужен их детям только для того, чтобы сидеть в чатах, скачивать музыку, лазить по развлекательным сайтам.

Мы будем проводить флэш-кампанию «Объясни родителям, зачем нужен Интернет». Цель – сделать так, чтобы подростку хотелось помочь своим родителям, бабушке или даже соседской бабушке в понимании, что «всемирная сеть» очень полезна. Кампания будет направлена на молодежь до 15 лет.

Участник сессии: Все-таки популяризируя Интернет, вы помогаете Билу Гейтсу, а работа с привычками горожан будет?

Н.Н. Петропавловский: Будет привычка получать информацию. Есть совершенно четкая тенденция – массовый отток людей от СМИ, новостных блоков и т.д. Народу жутко все это надоело. Новостные программы, федеральные, региональные, муниципальные – не важно, – катастрофически теряют рейтинг. Но потребность в новостях и информации остается. Мы ее реализуем такими витиеватыми способами. На наш взгляд это возможность получения жизненно нужной и важной информации. В перечне структур на нашем сайте нет фирмы по наращиванию ногтей, там только те организации, куда человек вынужден идти.

Участник сессии: А что вы делали с процедурами, которые в принципе абсурдны?

Н.Н. Петропавловский: С удовольствием выставили на всеобщее обозрение.

Участник сессии: В итоге получается, что эти процедуры все равно никто не делает.

Н.Н. Петропавловский: Закон есть закон, мы не можем его изменять. Никаких способов обхода процедуры мы, конечно, там не указывали.

Участник сессии: Около вашего ресурса появятся фирмы, которые за деньги будут помогать гражданам готовить документы, а также обходить эти процедуры.

Н.Н. Петропавловский: Не вопрос. Если жителям станет легче, значит задача уже выполнена. А что станет, я в этом уверен на 100 %. Теперь я не сомневаюсь.

Участник сессии: Как вы заставляли подразделения федеральных структур давать информацию, да к тому же еще и подтверждать ее подлинность?

Н.Н. Петропавловский: Убеждениями. Сопротивлялись очень сильно военкоматы, нотариат, участковые милиционеры, а прокуратура, наоборот, легко предоставила нужные нам документы. Она их обязана предоставлять по закону гражданину. Нам больше и не надо было. Участковый сопротивлялся, потому что он, по сути, не выполнял своих обязанностей. Утром он отмечался в участке, а потом ходил и просто собирал деньги с проституток, валютных менял, торговцев и т.д. Никто не знал, чем он занимается, его фамилию, где его можно найти. А мы показали его, дали его координаты. Более того, у нас будет еще один субпроект по обеспечению участковых мобильными телефонами с бесплатными входящими звонками. Каждый звонок будет регистрироваться у оператора, поэтому никто не сможет сказать, что ему не дозвонились.

Участник сессии: Сколько времени заняла вся подготовка после того, как вы договорились с властью?

Н.Н. Петропавловский: Мы делали проектполгода после того, как договорились с властью и спонсором.

Участник сессии: Довольно оперативно. А сколько человек у вас в команде?

Н.Н. Петропавловский: Около 70 человек.

Участник сессии: Вы рассказали про проект, в котором использованы информационные технологии, почему он называется социальным?

Н.Н. Петропавловский: Потому что он востребован 100% населения.

Участник сессии: Тогда любой проект социальный, так как он, так или иначе, кем-то востребован.

Н.Н. Петропавловский: Мы создаем ресурс, который интересен всем.

Участник сессии: Можно ли рассказать об осуществленном проекте в таком режиме: что хотели, что было, что реально получилось?

Н.Н. Петропавловский: Можно, но времени не хватит.

Участник сессии: В качестве примера.

Н.Н. Петропавловский: В качестве примера приведу 2 проекта, по мощности гораздо более наполненные, чем тот, о котором я рассказывал. В Новороссийске и в Краснодаре, в краевом центре, проведены проекты «Дворы Новороссийска» и, соответственно, «Дворы Краснодара». На первом этапе проекта была произведена 100 % тотальная перепись с фотосъемкой каждого сантиметра каждого двора, подъезда, лестницы, было подсчитано количество ям, лавочек, битых и целых и т.д., а также составлен план на несколько лет по их устранению. Я могу сказать, что в обоих муниципальных образованиях целенаправленно на исправление всех недостатков выделено от 100 до 200 миллионов рублей в бюджет ежегодно. Депутаты радостно голосуют за это, и выявленные недостатки устраняются очень быстро. Вот это два социальных проекта, которые были реализованы и имеют конкретные осязаемые результаты для горожан.

Участник сессии: Правильно ли я понял, что суть проекта – это показать ямы, чтобы их потом закопать?

Н.Н. Петропавловский: Суть проекта в том, что между лицом, принимающим решение, и гражданином существует 10 тысяч прокладок, которые искажают информацию.

Участник сессии: То есть суть проекта возможность - пожаловаться в нужное место.

Н.Н. Петропавловский: Не пожаловаться, а зафиксировать юридически.

Участник сессии: А результат – это засыпанные ямы?

Н.Н. Петропавловский: Если говорить о ямах, то – да.Вы, наверное, никогда не видели лавки, состоящие из параллельных брусьев, из которых в наличии есть только первый и последний брусья. Лавки эти покрашены краской и в документах ЖЭКа числятся как отремонтированные. Чиновники отчитались и просто списали деньги. Тотальный обман вышестоящих начальников –это норма. Идут осваивание средств, кражи и имитация процесса.

Участник сессии: Назовем это «народный контроль».

А.П. Ситников: «Народный контроль» – это тоже социальная технология.

Н.Н. Петропавловский: Можно спорить о подходах, нельзя спорить о результатах.

Национальная Академия Социальных Технологий
National Academy of Social Technologies
© 2005